Запишитесь на экскурсию по телефону или электронной почте / +7 (495) 563-32-95 / +7 (498) 715-83-06 / mmna@cmvov.ru
Фронтовая деятельность Национального комитета «Свободная Германия». 1943-1945. Печатная и устная пропаганда.
27.09.2019
                                                                                 И.М. Ружина, 
                                                                                 специалист по экспозиционно-выставочной работе 
                                                                                 Красногорского филиала Музея Победы 


 
                     В череде тяжелейших военных лет 1943-й год стал переломным. Он ознаменован великими победами нашего народа в Сталинграде и на Курской дуге. Эти героические события означали перелом не только на театре военных действий, они обеспечили важнейшие достижения советских политорганов на особом фронте, фронте идеологического противостояния, самым главным из которых стало рождение на территории Советского Союза антигитлеровского движения Сопротивления из числа немецких военнопленных и политэмигрантов. 
                    После завершения Сталинградской битвы к маю 1943 г. количество антифашистски настроенных военнопленных значительно возросло и имело тенденцию к росту. В связи с этим советским правительством было принято решение о создании из их числа антифашистской организации немецких патриотов, в которую кроме немецких военнопленных должны были войти немецкие политэмигранты-антифашисты. В июле 1943 года в международных кругах стало известно о создании в подмосковном Красногорске такой организации. Она получила название – Национальный комитет «Свободная Германия» (НКСГ). Членами Комитета стали 25 немецких военнопленных офицеров и солдат, из них 4 кадровых и 6 офицеров запаса, и 13 гражданских лиц – немецких политэмигрантов-антифашистов. В сентябре того же года состав НКСГ был расширен на 17 человек, так как в него вошел Союз немецких офицеров (СНО), созданный на учредительной конференции военнопленных офицеров и генералов в пос. Лунево под Москвой 11-12 сентября. СНО приступил к работе под руководством четырех генералов, выразивших готовность вести пропагандистскую деятельность против диктатуры Гитлера и руководства вермахта. Эти исторические факты свидетельствовали о коренном изменении в сознании значительного числа бывших военнослужащих вермахта, что сделало возможным дальнейшее тесное сотрудничество советских спецпропагандистов и немецких антифашистов из числа военнопленных. Отныне НКСГ и СНО взяли на себя значительную нагрузку в ведении антифашистской пропаганды на солдат и офицеров вермахта, как за линией фронта, так и в лагерях военнопленных на территории СССР. 
                   Сразу же после образования Национального комитета «Свободная Германия» его руководство обратилось в Главное политическое управление Красной армии (Глав ПУ РККА) с просьбой разрешить ему направить на советско-германский фронт своих представителей для ведения работы по разложению войск вермахта в контакте с сотрудниками 7-х отделов фронтовых политуправлений. Советское командование рассмотрело эту просьбу положительно. При этом Глав ПУ РККА четко разграничило направленность совместной пропагандистской деятельности. С этой целью Главное политуправление Красной армии издало директиву, в которой подчеркивалось: «Тематика и лозунги Национального комитета с одной стороны и Красной армии с другой должны отличаться друг от друга. Очевидно, что Национальный комитет в своей политической работе ориентирован на национальные интересы и ищет способ предотвратить катастрофу, к которой ведет Германию Гитлер. Комитет хочет спасти то, что еще можно спасти. Он ставит перед собой задачу образовать национальное правительство. А в пропагандистской работе Красной армии эти проблемы затрагиваться не должны. В нашей пропаганде нужно совершенствовать тематику и лозунги, со всей отчетливостью раскрывающие бесперспективность исхода войны для немцев и развивать их дальше. Особое значение должно придаваться успехам Красной армии, неизбежности поражения Гитлера, призывам к офицерам и солдатам добровольно сдаваться в плен» . Здесь же говорилось о том, что политорганы фронтов – седьмые отделы – обязаны оказывать всевозможную помощь фронтовым уполномоченным НКСГ и подчиненным им антифашистам.
                  Уже во второй половине июля 1943 г. уполномоченные НКСГ прибыли в сопровождении советских офицеров в зону боевых действий. На Западном фронте уполномоченным стал ефрейтор Франц Гольд, на Брянском – солдат Гейнц Кесслер, на Юго-Западный фронт прибыл обер-лейтенант Эберхард Каризиус, на Воронежский – солдат Эрих Кюн, на Центральный – солдат Макс Эмендорфер. Почти все они уже принимали участие в агитационной работе среди солдат вермахта на советско-германском фронте и имели значительный пропагандистский опыт. 
                 В первой половине августа на фронт прибыла еще одна группа уполномоченных НКСГ: на Карельский фронт – обер-ефрейтор Йозеф Робине, на Ленинградский фронт – лейтенант Эрнст Келер, на Волховский – лейтенант Дитрих Вильмс, ефрейтор Эмиль Круммель – на Северо-Западный фронт, унтер-офицер Иоганн Штригель – на Калининский. Лейтенант Карл Брюк прибыл на Степной фронт, фельдфебель Герберт Штрезов – на Южный и лейтенант Фридрих Бойерле прибыл на Северокавказский фронт. 
               17 сентября вице-президент НКСГ лейтенант граф Генрих фон Айнзидель прибыл на Южный фронт, лейтенант Бернт фон Кюгельген – на Воронежский, лейтенант Герхардт Мюллер – на Калининский фронт . Фронтовые уполномоченные назначались Исполнительным комитетом НКСГ. Отправка на фронт означала для немецкого антифашиста высшую степень доверия советских политорганов. При отборе уполномоченных учитывались, главным образом, их твердые антифашистские убеждения, политическая надежность, зрелость и общее образование. Все действовавшие на фронте антифашисты Национального комитета давали обязательство за личной подписью «быть преданным немецкой нации и бороться за ее спасение вместе с Национальным комитетом «Свободная Германия». 
               Фронтовые уполномоченные в плане пропаганды подчинялись Национальному комитету и были ответственны перед ним за деятельность, проводимую от его имени. Фронтовым уполномоченным подчинялись немецкие антифашисты, работавшие в качестве доверенных лиц в армиях и дивизиях (армейские и дивизионные доверенные лица), и были ответственны перед ними за политическую работу среди военнопленных и работу по разложению противостоящих частей вермахта в соответствующих районах боевых действий Красной армии. 
               Армейские доверенные лица руководили деятельностью дивизионных помощников в своем районе действий, отвечавших за антифашистскую разъяснительную работу среди солдат противостоящих частей вермахта в полосе данной советской дивизии. В середине сентября 1943 г. на советско-германском фронте работало около 150 дивизионных помощников. 
              К концу сентября 1943 г. к работе в качестве армейских доверенных лиц и дивизионных помощников приступили еще 43 немецких антифашиста, прибывших из Красногорской Центральной антифашистской школы и Талицкой антифашистской школы. К фронтовой организации НКСГ относился также технический персонал: печатники, наборщики, корректоры, электрики, радиомеханики – и другие лица, работавшие в советских фронтовых и армейских типографиях и мастерских. 
             По состоянию на середину сентября 1943 года, во фронтовой организации НКСГ действовало: 
             17 фронтовых уполномоченных; 
             43 армейских доверенных лица и дивизионных помощников, окончивших Центральную и фронтовые антифашистские школы; 
             От 50 до 100 участников движения «Свободная Германия», работавших в качестве доверенных лиц НКСГ во фронтовых лагерях военнопленных . 
            Таким образом, с санкции и благодаря помощи политорганов Красной армии в короткий срок была создана дееспособная структура фронтовой организации НКСГ, общая численность которой в сентябре 1943 г. составляла от 350 до 400 человек. Создание системы фронтовых уполномоченных явилось самым значимым достижением деятельности Национального комитета на территории Советского Союза. Эта система сохранилась до конца войны с Германией, когда число представителей НКСГ на фронте достигло 2000 человек .
            Основная задача представителей НКСГ на фронте состояла в том, чтобы в контакте с советскими офицерами седьмых отделов политуправлений фронтов вести работу по разложению войск вермахта, проводить антифашистскую разъяснительную работу в частях гитлеровского вермахта и побуждать немецких солдат и офицеров к антифашистским действиям в духе политики НКСГ. В круг обязанностей фронтовых уполномоченных НКСГ входило составление и печатание листовок для военнослужащих вермахта, устная пропаганда через линию фронта на войска противника, работа с военнопленными, участие в работе фронтовых антифашистских школ, обратная засылка военнопленных через линию фронта, руководство нелегальной деятельностью во фронтовой полосе и в тылу вермахта. 
            Необходимо учитывать при этом, что вся фронтовая деятельность НКСГ проходила при содействии и всемерной помощи командования и политорганов Красной армии. Главному политическому управлению РККА было поручено поддерживать постоянный контакт с НКСГ и оказывать ему помощь в пропагандистской работе. Немецкие антифашисты, используя свой пропагандистский опыт и опыт органов спецпропаганды Красной армии, вели с ними совместную работу по разложению немецких войск, пытаясь добиться перехода военнослужащих вермахта на сторону НКСГ. Не все было гладко сначала. Генерал-майор М.И. Бурцев, начальник седьмого управления Глав ПУ РККА, вспоминает, что на первых порах «появление на фронте уполномоченных НКСГ вызывало у пропагандистов известную настороженность, а то и прямое недоверие к вчерашним противникам. Это можно было понять: среди уполномоченных почти не было коммунистов; более того, среди них были те, кто в свое время прошел через гитлерюгенд. Так что безоговорочно осуждать наших фронтовых товарищей не приходилось. Вместе с тем нетерпимы были и любые инциденты, препятствовавшие становлению боевого содружества" . В ходе совместной работы с советскими спецпропагандистами фронтовые и армейские уполномоченные НКСГ постепенно завоевывали в седьмых отделах и отделениях все большее доверие, их работа показывала свою эффективность. В результате вокруг представителей НКСГ на фронте постепенно сплачивался многочисленный антифашистский актив из числа вновь поступающих немецких военнопленных. 
            Одно из важных мест и самое масштабное в антифашистской агитации и пропаганде представителей НКСГ на фронте занимали листовки и газеты, изданные централизованно в Москве. Листовки перепечатывались большими тиражами во фронтовых типографиях и широко распространялись на фронте. Сразу же по прибытии каждый фронтовой уполномоченный начинал свою деятельность с листовки-уведомления, подписанной президентом НКСГ Э. Вайнертом и двумя вице-президентами. Листовка информировала о создании НКСГ и о направлении им с разрешения советского командования на данный участок фронта своего представителя – уполномоченного Национального комитета. Далее сообщалось его имя и бывшее воинское звание . «Все военнослужащие германской армии, оказавшиеся в плену, имеют право просить через русских офицеров свидания с нашим уполномоченным или же разрешения обратиться письменно к нему или, через его посредство, к Национальному комитету «Свободная Германия», – говорилось в тексте листовки . 
          Первыми листовками, выпущенными под эмблемой НКСГ и распространявшимися на фронте, были листовки с текстом «Манифеста Национального комитета «Свободная Германия» к вермахту и немецкому народу». «Немцы! – говорилось в Манифесте – События требуют от нас немедленного решения. В минуту смертельной опасности, нависшей над нашей родиной и угрожающей самому ее существованию, организован Национальный комитет «Свободная Германия» . В Манифесте прозвучал его главный лозунг – «Гитлер должен пасть, чтобы Германия жила. За свободную и независимую Германию!». К сентябрю 1943 года он был издан в формате листовок тиражом около восьми миллионов экземпляров . О создании НКСГ и содержании Манифеста говорилось также и в ряде других листовок, изданных в Москве и предназначавшихся для распространения среди военнослужащих вермахта: «За что борется движение «Свободная Германия», «Повсюду говорят о Национальном комитете «Свободная Германия», «К германскому народу и германской армии», «Действуй!» и др. Ряд тематических листовок, изданных до декабря 1943 года, подробно разъяснял основной тактический лозунг НКСГ для деятельности фронтовых уполномоченных: «Освободить без ведения боевых действий оккупированные области и, вопреки приказу Гитлера, организованно отвести армию в пределы Германии» . Сторонники НКСГ считали, что именно лозунг об отводе войск, а не требование безоговорочной капитуляции давал в то время реальную перспективу объединения под эгидой НКСГ различных слоев военнослужащих вермахта, тех, кто опасался разгрома вермахта и стремился сохранить его для будущей Германии. Национальный комитет рассчитывал, что отвод частей вермахта на довоенные государственные границы и заключение мира во избежание разгрома вермахта будет рассматриваться как восстание против нацистского режима. Ведь отвод войск к имперским границам был практически немыслим без устранения правительства Гитлера и мог стать поводом для антифашистских выступлений в рейхе и создания национального правительства. Подробно эта программа действий была обоснована в листовке НКСГ «Указание № 1 войскам на восточном фронте», выпущенной 10 сентября 1943 года тиражом 500000 экземпляров и распространявшейся на фронте уполномоченными НКСГ среди солдат и офицеров вермахта . 
          Кроме листовок на советско-германском фронте распространялись десятки тысяч экземпляров номеров газеты НКСГ «Фрайес Дойчланд» (Свободная Германия). Газета имела четыре полосы большого формата и выходила один раз в неделю регулярно. Первая страница каждого номера газеты наверху и внизу окаймлялась двумя черно-бело-красными полосами (цвет НКСГ). Необходимо отметить высокий профессиональный уровень издания газеты. В этом можно убедиться, просматривая уникальную коллекцию номеров «Фрайес Дойчланд», хранящуюся в фондах Красногорского филиала Музея Победы . Ее главным редактором был Рудольф Херрнштадт . Под его руководством работала редакционная коллегия, состоявшая из сотрудников НКСГ, активистов и военнопленных антифашистов. Типографиями и бумагой издание газеты обеспечивали советские политорганы. Авторами статей выступали руководители немецких коммунистов-политэмигрантов, руководители, члены и сотрудники НКСГ, уполномоченные и доверенные лица фронтов и лагерей военнопленных, военнопленные генералы, старшие офицеры и солдаты, лютеранские и католические священники, сочувствующие движению «Свободная Германия». Газета пропагандировала политические, идеологические и организационные задачи, стоящие перед движением «Свободная Германия». С 1944 года на фронт поступала также газета «Фрайес Дойчланд им Бильд» (иллюстрированное приложение к газете «Фрайес Дойчланд»), предназначавшаяся для рядового состава. С помощью фотоснимков и фотомонтажей, рядом с которыми помещались краткие, но выразительные цитаты из самых важных документов НКСГ, газета должна была показать деятельность движения «Свободная Германия». Оба эти издания информировали обо всех важных военных и политических событиях, целях движения «Свободная Германия», разоблачали нацистское государство и его преступные методы ведения войны. В них публиковались фотографии представителей НКСГ и СНО, иллюстрации их деятельности, отчеты о деятельности фронтовой организации и об ее непосредственных участниках. 
        Одной из главных составляющих в работе фронтовой организации НКСГ являлось составление, издание и распространение оперативных боевых листовок на различных участках восточного фронта. Они публиковались уполномоченным и доверенными лицами НКСГ при активной поддержке фронтовых и армейских штабов Красной армии. В отличие от центральных листовок Национального комитета, которые предназначались для распространения по всему восточному фронту, фронтовые листовки имели оперативный характер. Это значит, что их содержание ориентировалось на особенности военного положения в противостоящих немецких войсках на данном участке фронта. Упор делался на их фронтовой быт, на отношения между офицерами и солдатами в противостоящих подразделениях вермахта, на политико-моральное состояние в них. Такие листовки незамедлительно реагировали на любое изменение в обстановке на данном участке фронта, сообщали о больших потерях, называли виновных в них – не абстрактных офицеров, а конкретных полковников, майоров, капитанов. Эти листовки рассказывали о различных происшествиях в противостоящих немецких частях, о взятых в плен их товарищах и их высказываниях по поводу своего пребывания в плену. Отдельные листовки по своей форме были отпечатаны как открытие письма, адресованные старшим командирам противостоящих частей вермахта или товарищам в их бывших подразделениях . Примером подобных печатных изданий может служить листовка «Конец 357-й пехотной дивизии». Она была составлена уполномоченным на 1-м Украинском фронте ефрейтором Р. Шольцем. В ней сообщалось о потерях дивизии на поле боя, и содержался призыв к военнослужащим вермахта не жертвовать своими жизнями ради Гитлера, а переходить на сторону НКСГ . Тот же призыв содержался в «Обращении военнопленных солдат 187-го пехотного полка вермахта к однополчанам» . Призывы к военнослужащим вермахта переходить на сторону НКСГ отражали новую тактическую ориентацию Национального комитета для фронтовой работы немецких антифашистов. Новый лозунг – «Прекратить военные действия и начать переход на сторону НКСГ!» - был принят в январе 1944 г. в связи с новой военной обстановкой и успехами Красной армии во второй половине 1943 г. . Новый тактический лозунг НКСГ был значительно шире, чем просто призыв к капитуляции солдат вермахта и сдаче в плен. Смысл и содержание нового лозунга заключались в том, чтобы прекратить боевые действия, сложить оружие, сделать первый шаг в борьбе против нацизма, перейдя на сторону Национального комитета, а затем подготовиться в плену к участию в восстановлении демократии и свободы на родине в Германии. 
       Способы доставки газет и листовок через линию фронта были различные. Их переправляли при помощи авиации, минометов, воздушных шаров. Об одном из способов говорится в докладе начальнику Глав ПУ РККА А.С. Щербакову заместителя начальника седьмого отдела Глав ПУ РККА Б.Г. Сапожникова. На бандероли с газетой «Фрайес Дойчланд» печатался адрес (номер полевой почты) известных фронтовому уполномоченному офицеров из противостоящих за линией фронта подразделений и соединений. Кроме газеты в бандероль вкладывалось письмо, написанное от руки фронтовым уполномоченным с обращением к данному офицеру. В качестве отправителя указывался представитель Национального комитета. Так, в октябре 1943 г. на 2-м Украинском фронте при распространении десятого номера газеты «Фрайес Дойчланд» бандероли с вложенными в них письмами были адресованы тридцати двум офицерам из шести противостоящих дивизий противника, в первую очередь – их командирам и командирам полков этих дивизий . 
       Пропагандистская деятельность фронтовых уполномоченных и их доверенных лиц проводилась не только путем издания и распространения листовок, она осуществлялась также с помощью громкоговорящих установок, таких как МГУ (мощная громкоговорящая установка) и ОГУ (окопная громкоговорящая установка). В 1943 году в политической работе среди немецких солдат и офицеров устная пропаганда с применением звуковещательных средств была преобладающей формой . Основное содержание звуковещательных передач составляла информация о деятельности НКСГ и СНО, чтение Манифеста НКСГ. Только в первые дни августа 1943 г. на Центральном фронте была проведена 61 передача с использованием мощных громкоговорящих и окопных установок. В них передавался Манифест и другие пропагандистские материалы. в период с 24 июля по 14 августа 1943 г. 61 раз выступал в районе Харькова ефрейтор Франц Гольд, уполномоченный НКСГ на Западном фронте, вместе с ним выступали еще семь антифашистов. После одной из таких передач немцы за линией фронта потребовали повторить ее еще раз. Следующей ночью на этом участке фронта было проведено восемь передач. В ночь на 10 августа, во время выступления уполномоченного НКСГ, противник открыл сильный артиллерийский и минометный огонь на этом участке фронта. В результате обстрела мощная громкоговорящая установка была повреждена и убит оператор этой установки. После повреждения МГУ Ф. Гольд продолжил свою передачу через ОГУ (окопную громкоговорящую установку) . 
          Через громкоговорящие установки транслировались грамзаписи с речами и обращениями руководителей НКСГ и СНО, передачи последних известий, обращения фронтовых уполномоченных и армейских доверенных лиц. При помощи этих установок не только немецкие антифашисты обращались к немецким солдатам, находящимся по ту сторону линии фронта, не только фронтовые уполномоченные и доверенные лица, но привлекались и немецкие военнопленные солдаты и офицеры. Они рассказывали своим бывшим фронтовым товарищам о пребывании в плену, о встречах с представителями НКСГ и СНО и призывали их к переходу на сторону НКСГ. Мощность установки МГУ позволяла вести устные передачи на расстоянии 3-4 километров продолжительностью до 30 минут. Эта установка имела ряд приспособлений, которые позволяли вести передачи через микрофон и ретранслировать ее с приемника. МГУ обычно монтировалась на грузовых автомашинах или танках и в особых случаях на самолетах. Использование МГУ для звуковещания на противника обычно согласовывалось с Политуправлением фронта и его седьмым отделом. 
           Основным средством вещания политотделов дивизий и его седьмых отделений была окопная громкоговорящая установка. Она была переносной и работала на аккумуляторах. Дальность ее действия не превышала 1-2 километров. Для пропагандистских передач использовались также простейшие средства для усиления голоса: жестяные рупоры и мегафоны, обеспечивавшие слышимость до 100 метров. В связи с их ограниченной дальностью антифашисты должны были с риском для жизни приближаться вплотную к немецким позициям. При этом создавалась возможность для ведения бесед с немецкими солдатами через линию фронта. Такая беседа позволяла им убедиться, что перед ними действительно немецкие антифашисты, а Национальный комитет «Свободная Германия» реально существует. 
           Одним из примеров самоотверженной работы немецких антифашистов на фронте может служить пропагандистская деятельность Ганса Госсенса, доверенного лица в 1-й гвардейской армии. Ефрейтор вермахта Г. Госсенс попал в плен 28 июля 1941 г. В плену он понял, что советские люди не такие, какими он их себе представлял под влиянием нацистской пропаганды. В лагере военнопленных он постепенно воспринял идеи антифашизма. 14 сентября 1943 г. он был избран в Национальный комитет «Свободная Германия». С августа по октябрь 1943 г. Г. Госсенс работал фронтовым уполномоченным НКСГ на Центральном фронте. После непродолжительной работы в качестве уполномоченного НКСГ в лагере военнопленных № 24 Госсенс был назначен доверенным лицом в 1-ю гвардейскую армию. Здесь он оставался до конца войны. За период с 15 марта 1944 г. по 1 мая 1945 г. в его зоне ответственности было проведено с помощью громкоговорящей установки 1616 передач. Под влиянием его работы с военнопленными 162 немецких солдата добровольно вернулись обратно на позиции вермахта. При этом они захватили с собой 13776 экземпляров газет «Фрайес Дойчланд» и 4129 экземпляров листовок, составленных Г. Госсенсом и его боевыми товарищами. Своим примером и разъяснительной работой вернувшиеся в свои подразделения солдаты вермахта должны были повлиять на своих товарищей по оружию и убедить их сдаться в плен . 
           С осени 1943 г. в пропагандистскую работу немецких антифашистов включился Союз немецких офицеров (СНО), образованный 11-12 сентября 1943 г. в Луневе на учредительной конференции в присутствии более 100 делегатов от пяти офицерских лагерей (Красногорского, Суздальского, Елабужского, Оранского и Лежневского), членов НКСГ и гостей. 
           В конце 1943 – начале 1944 гг. наряду с деятельностью фронтовых уполномоченных и доверенных лиц в армии, печатной и листовочной пропагандой, выступлениями по радио появляется новая форма пропагандистской деятельности: выезды на фронты руководителей НКСГ и СНО для работы во фронтовых условиях лично или в составе бригады. 
          В октябре 1943 года седьмым отделом политуправления Северо-Западного фронта для агитации в дивизиях, которыми он раньше командовал, был приглашен президент СНО, военнопленный генерал артиллерии Вальтер фон Зейдлиц. Так родилось обращение «К офицерам и солдатам 12 пехотной дивизии и оперативной группы «Зейдлиц» в составе 5 и 8 егерских, 122 и 329 пехотных дивизий». В этом воззвании В. фон Зейдлиц обращается к старым однополчанам с идеями СНО и под своей личной подписью. 12-й пехотной дивизией Зейдлиц командовал с начала Восточной компании, а группа «Зейдлиц» была создана зимой 1942 г. для прорыва из котла под г. Демянском окруженной группировки вермахта. В обоих соединениях Зейдлиц был популярным командиром, которого большинство офицеров и солдат знали лично, поэтому ожидалось, что эта листовка именно на данном участке фронта произведет наибольший эффект. 
         Позднее В. фон Зейдлиц пишет личное письмо на фронт командующему 9-й армией генерал-полковнику Моделю с призывом задуматься о перспективах войны и будущем Германии . Это обращение также издается в виде листовки. 
         28 января 1944 г. 10 немецких дивизий и одна бригада (60000 немецких солдат) под г. Корсунь-Шевченковский были взяты в окружение войсками 1. и 2. Украинских фронтов. Политорганы этих фронтов получили задачу помочь войскам склонить окруженных к капитуляции. Для помощи фронтовым политорганам Глав ПУ РККА направило в район Корсунь-Шевченковского пропагандистскую бригаду во главе с подполковником В. И. Немчиновым. В эту бригаду включили двух представителей НКСГ, военнопленных капитана Э. Хадермана и майора Г. Леверенца. Работали и уполномоченные НКСГ на фронтах полковник Л. Штейдле и майор Б. Бехер. Впервые на фронт выезжает пропагандистская бригада «Союза немецких офицеров» во главе с президентом СНО генералом Вальтером фон Зейдлицем. Сопровождал антифашистов заместитель начальника ГлавПУ генерал-лейтенант И. В. Шикин . 
        В ходе пропагандистской акции в расположение окруженных немецких войск было заброшено более 1 миллиона листовок. Четырем командирам дивизий и воинских частей было направлено 49 личных писем Зейдлица . В них он ссылается на свой личный сталинградский опыт, рассказывает о сталинградском котле и предупреждает об опасности отклонения ультиматума. Он призывает также не жертвовать своими жизнями ради Гитлера. Из этих 49 писем – 35 были сброшены с самолетов в район расположения штабов корпусов и дивизий окруженной группировки. 14 писем были направлены с заброшенными в окружение военнопленными. Всего было составлено, отпечатано и разбросано с самолетов над районом окружения 3.432.000 экземпляров обращений и листовок. Через фронтовую радиостанцию, работавшую на немецких волнах, было произведено 35 выступлений Зейдлица, Корфеса и уполномоченных Национального комитета «Свободная Германия». В выступлениях передавались обращения к офицерам и солдатам окруженной группировки с требованием переходить на сторону Национального комитета . В. фон Зейдлиц пишет письмо командующему группой армий Юг генерал-фельдмаршалу фон Манштейну. В нем он напоминает Манштейну о провале операции по деблокированию 6-й армии, которую тот осуществлял в 1942 г. Зейдлиц заявляет, что ситуация в 1944 г. еще сложнее и призывает присоединиться к антифашистскому движению, чтобы сознавая ответственность перед немецким народом, достойно вывести Германию из войны. Несмотря на все уговоры, немецкими частями была предпринята попытка прорыва, повлекшая за собой много жертв. Операция завершилась ликвидацией котла и частичным разгромом окружённой группировки (34 % военнослужащих вермахта погибло), третьей части войск удалось вырваться из окружения. Командующий окруженной группировкой генерал Штеммерман погиб в ходе прорыва в ночь с 17 на 18 февраля. В плен попало 18 тысяч человек. В ночь на 18 февраля 1944 г. Зейдлиц, Корфес, Леверенц и Хадерман были доставлены обратно в Дом НКСГ в Луневе. 
         Того результата, на который рассчитывали пропагандисты, достигнуто не было. Тем не менее, работа немецких антифашистов была высоко оценена Глав ПУ РККА. «Высокую оценку» работа В. фон Зейдлица получила и в Третьем рейхе. На родине он после Корсунь-Шевченковской операции бы объявлен вне закона. 25-28 апреля 1944 г. в городке военно-воздушных сил в Дрездене военный суд приговорил В. фон Зейдлица «за предательство интересов Германии, подлую измену Родине и фюреру» к смертной казни . 
         Как известно, движение «Свободная Германия» не выполнило своей главной цели – свержения Гитлера и нацистского режима во имя спасения Германии и ее вооруженных сил. Все государственные структуры и германский вермахт остались верны фюреру, и страна испытала всю тяжесть безоговорочной капитуляции. Однако значение деятельности фронтовой организации НКСГ не должно измеряться только ее военными и политическими результатами. Большую значимость имеет ее политико-идеологическая составляющая и ее воспитательная роль. Немецкие антифашисты, действовавшие на фронте, несли солдатам и офицерам вермахта правду о войне и ее перспективах для Германии, о нацистской идеологии и положении на их родине. Они побуждали их к активному сопротивлению в духе Национального комитета «Свободная Германия» и прекращению боевых действий. В условиях войны немецкие антифашисты не могли действовать в одиночку. Вместе с ними работали политработники седьмого управления Глав ПУ РККА и его фронтовые и армейские представительства. Так крепло боевое содружество советских воинов и немецких антифашистов. Оно внесло несомненный вклад немецкого народа в борьбу с нацизмом Советского государства и антигитлеровской коалиции. Немецкие антифашисты доказали, что они являются частью внутренней борьбы Германии против Гитлера наряду с другими противниками национал-социализма в эмиграции и сыграли немаловажную роль в деле спасения своей родины. Она может ими гордиться (при всей дискуссионности сегодня в западной общественности вопроса о значимости антифашистского движения военнопленных на территории СССР).





НАШ АДРЕС
Московская область, г. Красногорск,
ул. Народного Ополчения, 15
КАК ДОБРАТЬСЯ
Станция метро «Тушинская», далее автобус 542/маршрутное такси 120 до ост. «Улица Народного Ополчения» или маршрутное такси 566 до ост. «Школа»
НАШИ КОНТАКТЫ
+7 (498) 715-83-05 Заведующий филиалом
+7 (498) 715-83-06 Зам. заведующего филиалом
+7 (495) 563-32-95 Экскурсоводы

mmna@cmvov.ru

© 2013-2018 Красногорский филиал Музея Победы
Яндекс.Метрика
Создано в дизайн-студии «POBEDA»
Контакты
Московская область, г. Красногорск,
ул. Народного Ополчения, 15
+7 (495) 563-32-95
Instagram youTube OK